Священник Олег Точинский, клирик Волынской епархии УПЦ.

Во всех украинских межконфессиональных баталиях на тему создания Единой Поместной Православной Церкви (хотя эта формула не совсем верна) активнее выступают представители УПЦ КП. Это понятно, поскольку признание Всемирного Православия для предстоятеля УПЦ КП является жизненно важным, как бы он не возражал против этого.

Более осторожной в подобных вещах является УПЦ, ведь сегодня, если пересмотреть условия, которые диктует УПЦ КП, параллельно захватывая храмы, становится понятным, что положительные предпосылки для диалога почти исчерпаны. И совсем слабым в этой ситуации является голос УАПЦ, который, между прочим, часто предлагает довольно интересные альтернативы для выхода из сложившегося кризиса.

Анализ предложений УАПЦ можно сделать, исходя из забытого всеми (или многим неизвестного) Открытого письма Предстоятеля УАПЦ митрополита Мефодия Патриарху УПЦ КП Филарету от 24.07.2009. Более того, в этом обращении митрополит Мефодий раскрывает довольно интересные подробности событий 2008 года, когда делегация Вселенского патриархата во главе с патриархом Варфоломеем по просьбе бывшего президента В. Ющенко прибыла в Украину для посредничества в межконфессиональном диалоге.

Хотя материал несколько объемный, однако для полной картины целесообразно предоставить его в полном объеме. В этой статье больше говорить буду не я, а УАПЦ, ведь именно голос этой конфессии наименее слышен в православном «диалоге» в Украине сегодня. Не надо быть провидцем, чтобы понять – то, что мы имеем в украинском православном «котле» в конце 2014 года, своими корнями уходит не только к событиям в жизни православия в 1990–1992 гг., но и в 2008–2009 годы.

ЦЕЛЬ ОБРАЩЕНИЯ

Митрополит Мефодий пишет предстоятелю УПЦ КП Филарету: «Обратиться к Вам с этим письмом меня побудила публикация в журнале «Український Тиждень» (10 ((71)) за 13.03.2009), где Вы впервые за последнее время публично прокомментировали содержание переговоров УПЦ КП со Вселенским Патриархатом летом прошлого года. Украинская Автокефальная Православная Церковь жизненно заинтересована в объединении украинского православия на основе полной канонической независимости (автокефалии) и будет делать все от нее зависящее, чтобы это объединение совершилось.

Однако опираясь на позицию наших предшественников – блаженной памяти Святейшего Патриарха Мстислава, Владимира и Димитрия, мы считаем, что целью объединения должна быть не только фактическая автокефализация Украинской Церкви, но и вхождение ее в сопричастие со вселенским православием. Согласие Его святости святейшего Патриарха Варфоломея посетить Украину по случаю празднования 1020-летия Крещения Киевской Руси наполнила нас и миллионы наших соотечественников надеждой на то, что окончательное создание канонически признанной Единой Поместной Православной Церкви может произойти уже при нашей жизни.

Мы надеялись, что визит Вселенского Патриарха откроет иерархии наших Церквей перспективу канонического признания в ближайшем будущем. Надеялись, что учтя конструктивную позицию автокефального движения в Украине, Святейший Патриарх Варфоломей по-отечески предложит нам модель преодоления канонического кризиса. Впрочем, не по вине Украинской Автокефальной Православной Церкви переговоры с представителями Вселенской Патриархии были сорваны, а церковное движение в Украине за автокефалию потерпело масштабное поражение».

Чтобы правильно понять позицию УАПЦ, надо отметить, что представители этой конфессии являются сторонниками создания единой УПЦ только с помощью предстоятеля Вселенского патриарха, считая Константинопольский патриархат Церковью-Матерью Украинского Православия.

Исторически известно, что это действительно так, ведь Крещение Киевской Руси было введено именно Византийской империей. Однако позже, в силу того, что Константинополь подвергся временному отходу от Православия, подписав в ХV веке Флорентийскую унию с католической церковью, митрополиты Киево-Московские провозгласили независимость, а позже автокефалию РПЦ (которая не была непризнанной мировым Православием, как часто любят интерпретировать представители УПЦ КП, а лишь Константинополем).

В силу историко-политических обстоятельств Киевская митрополия была перенесена на север, где и перевоплотилась в митрополию, а впоследствии – в патриархию Московскую и всея Руси. И поскольку РПЦ была признана автокефальной (через некоторое время даже Константинополем), Московская патриархия становится Церковью-Матерью для Украинского православия. А учитывая то, что Украина в течение своей долгой истории постоянно находилась под политическим влиянием других государств, а нередко части территории нынешней Украины принадлежали тем или иным государствам, возвращать центр русского Православия в Киев был практически невозможно. Что касается первой Церкви-Матери, то Ей под турецким господством было не до нас, бывших детей.

Если проводить более доступные аналогии, то вышеприведенные явления можно сравнить со следующей ситуацией: Константинополь – кровная мать киевского христианства была взята в рабство и пропала без вести, оставив своих малолетних детей на произвол. Более того, сами дети попадают в такое трудное положение, что тяжело вообще удержаться на ногах и необходимо просить помощи у кого-то со стороны. И здесь на арену событий выходит сестра Константинополя – Москва, которая в итоге и становится второй матерью (мачехой) для православных современной Украины.

Проходит много времени, и мать-Константинополь разворачивается к своим детям, а они ее, в силу того, что когда маму забрали, были чуть взрослее младенцев, уже не помнят. Логично, что мать-Константинополь имеет определенные «исторические» права на своих детей в Украине, но и мачеха-Москва в силу привычки тоже просто так своих приемышей не отдает. Так и продолжается эта тяжба между двумя сестрами, но несмотря на все это чаще всего страдают дети. Более того, дети успели настолько разделиться и возненавидеть друг друга, что даже когда две сестры – Константинополь и Москва – примирятся в сложных вопросах, им будет невероятно трудно примирить тех, кто отделился и выбрал разные пути. Кто-то из этих детей, как юноша из евангельской притчи «о блудном сыне», пошел в дальние страны, ища самостоятельности, лучшей жизни, другие – вспомнив о своей кровной матери, устремились к ней, третьи – остаются на распутье между двумя сестрами.

Теоретически Вселенский патриархат может требовать возврата своих канонических территорий – Украины, но пока мы этого не наблюдаем. Возможно (хотя маловероятно), что-то подобное случится на Всеправославном соборе в 2016 году, время покажет. Ясно одно – дети Константинопольского патриархата – УАПЦ, УПЦ КП и УПЦ сегодня хоть и признают историческое материнство Церкви, но не могут попасть под Ее омофор. УПЦ КП, как подросток переходного возраста, не хочет, УАПЦ хочет, но Константинополь не может распоряжаться на некогда своей, а теперь чужой канонической территории, УПЦ – уже почти совершеннолетняя и даже получила паспорт, поэтому, в принципе, в опеке Константинополя – Стамбула (который совсем не тот, что был 1025 лет назад) не нуждается.

Для того чтобы хоть как-то объединить пути этих трех православных конфессий, патриарх Варфоломей приезжает в Украину на праздник 1020-летия Крещения Киевской Руси. В то же время представители Вселенского патриархата проводят встречи с Предстоятелем УАПЦ, УПЦ и УПЦ КП. На встрече, проходящей при участии бывшего президента Украины В. Ющенко и ряда чиновников, обсуждаются пути выхода из межконфессионального кризиса, случившегося в Украине.

ПРЕДЛОЖЕННАЯ СХЕМА ВЫХОДА

ИЗ МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНОГО КОНФЛИКТА В УКРАИНЕ

Продолжение письма предстоятеля УАПЦ к главе УПЦ КП: «Заботясь об интересах независимого украинского православия, мы считали и считаем нецелесообразным обнародовать известные нам факты о содержании переговоров с представителями Вселенского Патриархата. Ваше интервью «Українському Тижню» изменило ситуацию, и сегодня мы вынуждены публично прокомментировать сведения, которые уже были обнародованы Вами. Итак, как Вы утверждаете в этом интервью, представители Вселенского Патриархата предложили УПЦ КП следующие условия выхода из канонической изоляции:

– временный отказ от статуса Патриархата;

– вхождение в юрисдикцию Вселенского Патриархата с целью получения Томоса об автокефалии в будущем;

– формирование канонических руководящих органов Украинской Церкви в юрисдикции Вселенского Патриархата по благословению Вселенского Патриарха (в частности, избрание Предстоятеля Церкви актом Вселенского Патриарха из трех альтернативных кандидатур, выдвигаемых украинским епископатом).

Критикуя эти озвученные представителями Константинополя условия, Вы точно подметили, что предложенные сейчас Украинской Церкви канонические права под омофором Вселенского Патриарха значительно уступают правам, которыми Киевская Митрополия исторически пользовалась в составе Вселенского Патриархата, и совокупности канонических прав современной УПЦ в составе Московского Патриархата. Мы также согласны с Вами в том, что предложенная Константинополем модель преодоления кризиса (по крайней мере в форме, в которой она описана в Вашем интервью) не является оптимальной и не может рассматриваться нами как окончательная модель канонического устройства.

Однако, как хорошо помнят те, кто был вместе с Вами в Константинополе накануне визита Вселенского Патриарха, тогда эти условия не вызывали у Вас какого-либо возражения. Вы были готовы на компромиссный вариант временного канонического устройства Украинской Церкви. А единственное, что Вас реально интересовало, – это гарантии сохранения за собой должности Предстоятеля Украинской Церкви».

Следует обратить внимание на последнее предложение, чтобы действительно понять, какую цель ставил на то время и ставит теперь предстоятель УПЦ КП Филарет. Интересно также и то, что это собрание не было спонтанным, а имело неизвестную нам предысторию в Стамбуле. Но несмотря на все это модель преодоления кризиса, которую предложили представители Константинопольского патриархата, действительно могла бы принести определенный положительный результат. Однако почему тогда этого не произошло, читаем дальше.

ФИЛАРЕТ ПОШАТНУЛСЯ…

«Поэтому Ваша позиция сегодня представляется нам неконструктивной, обусловленной сугубо личными интересами. Ведь эта модель была предложена лишь в качестве переходной к окончательной канонической независимости Украинской Церкви – издание Томоса об автокефалии. Напомню Вам и другой факт, а именно то, что договоренности четко определяли критерий, по которому в будущем будет оцениваться готовность Украинской Церкви в составе Вселенского Патриархата в полной канонической самостоятельности (автокефалии), а именно пребывание в этой юрисдикции более 5000 православных приходов в Украине.

Поскольку наша Церковь также участвовала в переговорном процессе, с ответственностью заявляем, что, по нашему мнению, в ходе переговоров украинская сторона имела реальную возможность значительно оптимизировать модель канонической легитимизации УПЦ КП и УАПЦ. Однако для этого украинская сторона тоже должна была пойти на встречу Константинополю, а именно выполнить главное условие представителей Вселенского Патриархата, то есть согласиться, что Предстоятель Украинской Церкви в составе Вселенского Патриархата будет избираться Вселенским Патриархом из трех предложенных украинским епископатом кандидатур.

Позволю себе напомнить Вам, что накануне визита в Украину Вселенского Патриарха в УПЦ КП с Вашего благословения был созван Архиерейский Собор (18.07.08), который предоставил Вам право вести переговоры по легитимизации иерархии путем вхождения Церкви в состав Вселенского Патриархата. Этот Собор не привлек епископат или Священный Синод УПЦ КП к переговорному процессу или выработке модели такой легитимизации. Он только наделил Вас мандатом на введение переговоров. Однако, предоставив Вам мандат доверия, епископат УПЦ КП надеялся, что Вы используете его не для защиты собственных интересов, а для ведения переговоров в интересах всей церкви.

К сожалению, этого не произошло. Вы согласились на вхождение УПЦ КП в состав Вселенского Патриархата, то есть на временный отказ от автокефалии и патриаршего сана Предстоятеля Церкви. Впрочем, когда Вы узнали, что избрание Предстоятеля Украинской Церкви будет происходить на альтернативной основ, и у Вас нет стопроцентной гарантии избрания на эту должность, переговоры были фактически сорваны.

Почему Вы категорически не соглашались с этим условием? Ведь принципиальным вопросом является не процедура избрания Предстоятеля, а изменение статуса Церкви (с которым Вы, собственно, согласились). Что же касается выбора Предстоятеля из трех кандидатур, разве каждая из этих кандидатур не должна выдвигаться украинским епископатом? Позволю себе напомнить Вам, Владыка, что для облегчения процесса объединения под омофором Вселенского Патриархата Украинская Автокефальная Православная Церковь согласилась воздержаться от выдвижения собственных кандидатур. Мы заверили Вас, что готовы на предстоящих выборах Предстоятеля объединенной Церкви не выдвигать ни кандидатуру Предстоятеля УАПЦ Митрополита Мефодия, ни любую другую кандидатуру от УАПЦ.

Так что в УПЦ КП была возможность выдвинуть на должность Предстоятеля кандидатуру патриарха Филарета и еще две кандидатуры из числа епископата УПЦ КП. Впрочем, даже этот вариант, вполне отвечавший интересам УПЦ КП, был Вами отвергнут. Неужели среди епископата современной УПЦ КП нет ни одной достойной кандидатуры, кроме Вас? Неужели Киевский Патриархат существует только благодаря Вам? Неужели за десятилетия своей работы по развитию УПЦ КП Вы не нашли, не воспитали по крайней мере двух достойных епископов, которые были бы способны продолжить Ваше церковное дело?

К сожалению, логика вашего поведения нам абсолютно понятна. Вы просто не хотите уступать свою власть и должность. В процедуре избрания Предстоятеля Вы увидели потенциальную угрозу собственной власти в УПЦ КП, которая на сегодняшний день фактически является неограниченной. Таким образом, заботясь о собственной власти в Церкви, Вы полностью перечеркнули возможность канонической легитимизации и получения канонической автокефалии для Украинской Церкви в ближайшей исторической перспективе. Свои личные интересы Вы поставили выше общецерковных. Свою собственную власть отождествили с единственно возможной и полезной для Украинской Церкви.

Впрочем, разве Вашу позицию можно считать конструктивной? По-человечески мы прекрасно понимаем Ваше нежелание уступать власть в УПЦ КП, где Вы действительно являетесь опытным церковным администратором. Однако разве Вам не кажется, что получение канонического признания со стороны Константинополя и сопричастие со вселенским православием означает сегодня для УПЦ КП и УАПЦ гораздо больше, чем наши с Вами личные интересы?»

Почему-то эти строки напоминают то, что происходило в 1992 году, когда тогда еще митрополит УПЦ Филарет был отстранен от занимаемой должности. Так же он обещал, что не будет идти на конфликт, так же отмечал, что отступится, но на деле… получилось УПЦ КП.

Стоит отметить также и то, что митрополит Мефодий, словно с болью в сердце констатирует факт своей, как и Филаретовой, нелегитимности. Кстати, для тех, кто постоянно отрицает необходимость этого условия (легитимности церковной иерархии), эти строки будут четким доказательством того, что это действительно нужно.

О КАНОНИЧЕСКОМ КРИЗИСЕ, ЕВХАРИСТИЧЕСКОМ ОБЩЕНИИ И ДРУГИХ ИНТЕРЕСНЫХ ВЕЩАХ

«Наша с вами власть в Церкви не абсолютна и имеет временный характер. И рано или поздно по своей собственной воле или по воле Божьей нам с Вами придется отойти от руководства теми церковными юрисдикциями, которые мы сегодня возглавляем. Поэтому не стоит ли сообща подумать о том, чтобы помочь автокефальному движению в Украине выйти из канонического кризиса, отказавшись от собственного руководящего положения в Церкви?

Попробуем реально оценить ситуацию, в которой мы оказались после самопровозглашения автокефалии. С одной стороны, автокефальному движению за это время удалось значительно укрепить свое положение. Были построены сотни новых храмов, основаны и действуют духовные школы, воспитано новое поколение священства и, как свидетельствуют социологические опросы, в обществе приобрела большую популярность идея полной независимости Украинской Церкви.

В то же время нельзя не замечать и опасных для автокефального движения тенденций. Мы находимся в канонической изоляции – Поместные Православные Церкви до сих пор воздерживаются от евхаристического общения с клириками УПЦ КП и УАПЦ. Каноническая дисциплина и образовательный уровень нашего духовенства часто оставляют желать лучшего. Маргинальными лидерами из числа бывших клириков наших Церквей учреждаются отдельные псевдоцерковной структуры, где имеются отхождения от православной традиции. Сотни тысяч верующих УПЦ КП и УАПЦ, живущих сегодня за пределами Украины, с грустью узнают, что Таинства, которые они приняли в наших церквях, пока не признаются в других Поместных Церквях. Наконец, и это главное, хотя после провозглашения Киевского Патриархата прошло 18 лет, большинство православных общин Украины сегодня находятся в Украинской Православной Церкви под омофором Блаженнейшего Митрополита Владимира, объясняя это тем, что (в отличие от УПЦ КП и УАПЦ) эта Церковь имеет каноническое признание вселенского православия.

Мы можем согласиться с Вами, что предложенные УПЦ КП Константинополем условия были довольно жесткими. Однако мы также понимаем и константинопольскую сторону, желающую не только предоставить УПЦ КП и УАПЦ каноническую легитимность, но и создать инструменты канонического контроля, которые позволили бы канонически упорядочить церковную жизнь в Украине и остановить разрушительные процессы в украинском православии – канонический нигилизм и анархию, политизацию церковной жизни, этнофилетическую идеологию и тому подобное.

Украинская Автокефальная Православная Церковь никогда не предаст тот идеал, за который молились и боролись наши исторические предшественники. Полная каноническая автокефалия была, есть и будет оставаться конечной целью нашего движения, потому что мы считаем, что в силу своего апостольского происхождения, древней истории и авторитета в православном мире Украинская Церковь заслуживает иметь собственную поместную Церковь с патриаршим устройством.

Однако мы хотим, чтобы в Украине была создана не только единая и фактически независимая поместная Церковь, но и чтобы эта Церковь свято чтила православные традиции и находилась в евхаристическом общении со всем православным миром. А этого никогда не произойдет, пока провозглашенную нами автокефалию и Киевский патриархат не будет признан Вселенским Патриархатом, а также всей полнотой Православной Церкви.

Священные каноны Православной Церкви не указывают на то, каким образом должен быть провозглашен и согласован со вселенским православием автокефальный статус местной Церкви. Поэтому много новых автокефальных Церквей, включая Русскую, создавались путем самопровозглашения автокефалии.

Тем не менее мы должны осознавать, что отсутствие евхаристического общения со вселенским православным епископатом является аномалией для Церкви, а длительная каноническая изоляция может привести к трагическим последствиям, когда искусственно изолированное от вселенского православия церковное тело будет развиваться отдельно от полноты Церкви и по собственным законам. История отдельных церковных структур в диаспоре и Украине уже показала, что такая неправославная трансформация изолированных от вселенского православия церковных тел возможна. Об этом также свидетельствует история возглавляемой Вами УПЦ КП, которая еще в 1999 г. высказала идею создания «второй параллельной семьи православных Церквей», войдя в евхаристическое единение с неканоническими и альтернативными к законным Поместным Церквям церковными группами за пределами Украины, в частности, с «альтернативной» Болгарской Церковью.

Для Украинской Автокефальной Православной Церкви императивом является не только автокефальный и патриарший статус Украинской Церкви, но и ее православность, то есть четкое соблюдение православного святоотеческого вероучения и канонической традиции Православия. А значит, мы делали и будем делать все от нас зависящее, чтобы Украинская Церковь получила в ближайшем будущем возможность сопричастия со вселенским православием».

Этнофилизм, политизация церковной жизни, канонический нигилизм и анархия, оторванность от мирового Православия на самом деле являются реальными проблемами современных самопровозглашенных украинских автокефалий. Но суть заключается в том, что все эти проблемы они пытаются выставить преимуществами, поэтому становится понятным, что не все в УПЦ КП и УАПЦ готовы сегодня на конкретные шаги для преодоления раскола. Действительно, в этой ситуации «воз и ныне там», ведь вышеописанные негативные явления очень четко закрепились в сознании представителей УПЦ КП и УАПЦ, превратившись для них в что-то нормальное.

КТО НА САМОМ ДЕЛЕ ВИНОВАТ В ТОМ, ЧТО В УКРАИНСКОМ ПРАВОСЛАВИИ ТАК И НЕ СОСТОЯЛИСЬ ПОЗИТИВНЫЕ ПЕРЕМЕНЫ?

«Украинская Церковь не имеет сегодня права на ошибку. Нет такого права и у нас с Вами как иерархов, от которых в определенной степени зависит современное состояние и будущая судьба украинского православия. Поэтому мы еще раз обращаемся к Вам с просьбой ответственно отнестись к вызовам времени и сделать все возможное для того, чтобы независимая Украинская Православная Церковь не попала в длительную каноническую изоляцию. Уверены, что православная Украина и история достойно оценят Ваш шаг, когда Вы во имя мира, единства и канонической легитимизации Украинской Церкви согласитесь на то, чтобы во главе ее стала новая персона. Личность, которая бы смогла стать символом церковного единства и новой канонически продуманной линии церковного строительства в Украине.

Владыка! Многие украинцы воспринимают Вас как «современного Моисея». Однако такое отношение к Вам части украинского общества – это еще не окончательная историческая оценка Вашей роли в новейшей церковной истории. Это скорее свидетельство тех надежд, которые возлагает на вас часть украинского общества. Другими словами, это моральное обязательство, накладывающее на Вас большую ответственность.

Прошу прощения, но мне вспоминаются события того дня, когда Святейший Патриарх Варфоломей покидал Украину. Тогда, в Секретариате, Вы выглядели как человек, потерявший почву под ногами: бледное, усталое лицо, смущенный, растерянный взгляд, пот градом стекал со лба, словно утомленный жизнью… Вспоминаются мне и Ваши слова:

– А где гарантии, что меня выберут Предстоятелем?!

К Вам подошел человек, которого знают и уважают во всей Украине, человек, имя которого связано с возрождением украинской государственности:

– Ваше Святейшество! Вы хотя бы раз подумали о государстве, о молодом священстве, которое не признано в мире, – что с ним будет после Вас?

Не зная, что ответить, Вы только повторяли:

– Я – патриарх… Владыка Варфоломей должен был со мною встретиться…

И услышали в ответ горькую правду:

– Какой Вы патриарх? Кто Вас признает? Президент хочет Вам помочь, хочет, чтобы Вы были признаны миром, а Вы не даете этого сделать!

Можно было бы рассказать и о других обстоятельствах того дня, однако мы не считаем целесообразным это делать публично. Суть не в этих подробностях, а в том, что в то время Вы, Владыка, к сожалению, выказали слабость духа и не нашли в себе мужества отказаться от должности и властных полномочий, нанося этим предательский удар и по Президенту, и по всем патриотическим силам страны.

Мне грустно это писать, Владыка, но такое поведение не достойно Предстоятеля. Глава Церкви не имеет права отождествлять свои личные интересы с общецерковными. Так, Вы избраны Поместным Собором УПЦ КП на должность Патриарха Киевского. Однако этот Ваш высокий сан не признается сегодня ни Поместными Православными Церквями, ни большинством православных христиан Украины, в частности Украинской Православной и Украинской Автокефальной Православной Церквями.

Мы не хотим быть вашим судьей. У каждого из нас только один судья – Господь, милосердие Которого к грешникам дивное и необъяснимое. Однако я считаю возможным и морально оправданным еще раз обратиться к Вам с братским советом. Не верьте льстивым словам зависимых от Вас иерархов, якобы без Вас в качестве главы Церкви Киевский Патриархат ожидает раскол и стагнация. Каждого из нас можно заменить. И каждого из нас, церковных иерархов, рано или поздно заменит другой, займет наше место после нас.

Это закон жизни. И сопротивляться этому закону не стоит, поскольку, действуя таким образом, мы можем навредить не только своему духовному здоровью, но и нашим Церквям. Найдите мужество для благородного поступка. Покоритесь воле Божией и согласитесь на то, чтобы Украинскую Церковь возглавил другой человек, который бы не стоял на пути взаимопонимания со вселенским православием.

Поверьте, такой проступок не унизит Вашего достоинства. Напротив, он снимет с Вас определенные подозрения, подтверждая, что то, что Вы делали, включая канонические ошибки во время борьбы за автокефалию, – делалось не для того, чтобы получить неограниченную власть в Церкви, а для блага украинского православия.

Помните, Бог противится гордым, а смиренным дает благодать (Як. 4,6). Будем смиренными, разделим с Христом Его земное поражение и унижение, чтобы войти в его небесную победу и возвыситься с Ним в Царстве Божьем, где «многие первые последними станут, а последние первыми» (Мт. 19, 30).

С молитвенным желанием спасения и утверждения в Господе

+ Митрополит Мефодий

Предстоятель Украинской Автокефальной Православной Церкви

Киев, 23 июля 2009 года».

Письмо датировано 2009 годом, сегодня – 2014. Ни один адекватный шаг со стороны УПЦ КП для преодоления межконфессионального кризиса в Украине не заметен. Хотя представители этой конфессии ведут разговоры об объединении больше всего, практические шаги в этом направлении ими не сделаны. Конечно, что из-за упрямства, которое сегодня ярко проявляют в УПЦ КП, трудно поверить, что когда-нибудь эта конфессия объединится даже с УАПЦ. Ведь последним уже надоело быть хитрее всех, им просто хочется иметь элементарное право на то, чтобы Литургисать на Гробе Господнем.

Предстоятель УАПЦ четко изложил свою позицию в этом письме, приоткрыв многим тайны того, что происходило тогда, в 2008 году, на переговорах с Вселенским патриархатом о создании Единой Православной Церкви в Украине, но дальнейшие события указывают на то, что ответчик остался глух и слеп к предложениям своего адресанта.

Одному Богу известно, как будет складываться жизнь трех православных конфессий Украины в будущем, но приятно видеть, что ко многим уже давно пришло осознание своего плачевного состояния и неотложности кардинальных и одновременно позитивных шагов.

Стоит вовремя снизить градус агрессии, который сейчас бушует между тремя разделенными в прошлом детьми, ведь любое благое начинание должно иметь в своей основе мир и любовь. Мы можем быть разными в своих политических или любых других убеждениях, но мы всегда должны оставаться христианами.

Книга Блаженнішого Митрополита Мефодія "Один народ, одна мова, одна церква"