Памятник трагедии и скорби – Бабий Яр. Нескончаемый поток людей разных национальностей и вероисповеданий тянется к месту безвинной гибели тысяч жертв, чтобы поклониться и положить цветы. Прошло 75 лет, но память боли стучится в сердца живущих. Стон той поры, словно мольба о спасении, никогда не утихнет, а будет напоминать нам и грядущим поколениям об ужасах войны.

19 сентября 1941 года гитлеровцы заняли Киев. Над колокольнями Киевских церквей взвились нацистские полотнища со свастикой. Это означало, что в городе установлен «немецкий порядок». В каждом районе Киева было создано отделение полиции. Прокатилась волна беспрерывных облав. Искали коммунистов, подпольщиков, евреев. На окраине Киева в Бабьем Яру нацисты начали расстреливать мирных жителей, активистов и цыган. Здесь заживо были закопаны моряки Днепровской флотилии, которые защищали Киев до последнего патрона и попали в плен. Женщины и дети, старики, братья и сестры. До сих пор сохранились террасы, устроенные немцами для установки пулеметов. Оттуда лился смертельный свинцовый дождь.

29 сентября листовки по всему городу объявляли: «Все евреи, проживающие в Киеве и его окрестностях, в понедельник 29 сентября 1941 года должны явиться на угол улиц Мельниковская и Дехтяревская к 8-ми часам утра. Необходимо взять с собой документы, деньги, драгоценности, а также белье и теплые зимние вещи. Любой еврей, не подчинившийся этому приказу и найденный где-либо в городе, будет казнен».

file

Памятник Анатолию Кузнецову

Трагическим сентябрьским днём шли тысячи людей в свой последний путь. Шли с Подола, Печерска, Бессарабки, Святошина. Шли мужчины и женщины с грудными детьми на руках, старики и дети. Обреченных пригнали на кладбище, отняв у них все ценные вещи и одежду. Затем людей ставили рядом так, чтобы одним выстрелом убить несколько человек. Выстраивали вторую, третью очередь. А поток людей всё продолжался. Фашисты добивали раненых, заживо засыпали землей грудных детей. После такой дикой расправы долго ещё шевелилась земля, долго слышались глухие стоны.

Мальчик-подросток Анатолий Кузнецов стал очевидцем зверств гитлеровцев. Всё, что видел, украдкой записывал в ученическую тетрадь. Он родился в Киеве, а в районе Бабьего Яра жила семья подростка. Детские игры проходили именно там. Во время войны все изменилось. Немцы превратили этот овраг в место казни. Бабий Яр был огорожен длинным забором, высокое напряжение шло по проводам. По любому человеку, приближавшемуся к запретной зоне, открывался огонь.

Весь мир узнал об этом лагере. Украинцев, русских и евреев здесь расстреливали без счета. В Европе в то время жило 11 миллионов евреев, немцы хотели  уничтожить всех. Таков был приказ. Анатолий Кузнецов часто  рассказывал эпизоды из этой истории своим близким и друзьям. События и факты, изложенные в книге, достоверны. Не случайно в названии есть слово документ. Все в этом романе-документе правда и,  все  в один голос просили, чтобы он  написал книгу. Но он давно её писал…  Первый вариант книги был готов, когда Анатолию Кузнецову исполнилось 14 лет. Голодный мальчишка, судорожно, по горячим следам, записывал все, что видел, слышал и знал о Бабьем Яре. Он понятия не имел, зачем это делает, но ему казалось, что  кому-то эту скорбную правду нужно рассказать, чтобы   помнили.

Толстая самодельная тетрадь под названием «Бабий Яр». Однажды во время уборки, мама подростка нашла ее и, прочитала рукопись правды,  плакала над ней.  Она первая сказала, что когда-нибудь он должен написать книгу. Роман-документ всё-таки был издан и мир узнал правду.

Да, сегодня трагедию Бабьего Яра знает весь мир. Сколько же таких памятников по всей стране? Сколько оврагов черных? И лиц, склонённых в тишине над ними в думах скорбных.

На Нюрнбергском процессе это было одним из главных обвинений  нацистам. Уничтожение евреев и мирного славянского населения Восточной Европы входило в доктрину построения послевоенного континента, выработанную Гитлером. Германия – превыше всего!

Страшные уроки прошлого, оплаченные сотнями тысяч человеческих жизней, – это предостережение нам, ныне живущим, и тем, кто будет жить после нас: идеи ненависти, нетерпимости, дискриминации по расовому или национальному признаку никогда больше не должны найти места в мире людей.

Фонд памяти Блаженнейшего Митрополита Мефодия скорбит и молится за души усопших. Сегодня горит свеча, как дань памяти о тех, кто безвинно погиб.

Книга Блаженнішого Митрополита Мефодія "Один народ, одна мова, одна церква"