Блаженнейший был человеком книги. «Что вам привезти, владыка?» – спрашивали его многочисленные друзья со всего мира. И обычно слышали в ответ названия книг и лекарств… Любовь к книге у Митрополита Мефодия появилась во времена обучения в московских духовных школах – Московской Духовной Семинарии и Академии. Собственной высшей богословской школы в то время в Украине не было. Духовная Семинария и Академия в Ленинграде в то время считалась «латинофильской». А ректором Московской Академии и Семинарии был Митрополит Владимир, который, с одной стороны, был человеком искренним и открытым, а с другой – пытался передать своим воспитанникам любовь к величественной восточной традиции православия.


У Владыки Мефодия были проблемы со зрением. Больно было смотреть, как он читал: фактически одним глазом, поднося книгу почти вплотную к лицу. Читать владыке было крайне тяжело. Но он делал это ежедневно, потому что книга была для него гораздо важнее, чем просто источник информации или утешение. Это был верный друг на протяжении всей жизни… Нелегко было ему и работать с текстами. Владыка любил ясные и четкие формулировки. И хотя его личная речь была красочной, образной, работая с богословскими текстами, он пытался сформулировать мысль как можно точнее, на границе академической сухости.
Есть люди, которые кичатся своей интеллектуальностью, пытаясь постоянно подчеркнуть свое кажущееся умственное превосходство, эрудицию.

«Умник», – с грустной иронией отмечал в таких случаях владыка Мефодий, который сам общался со всеми чистосердечно, никогда не акцентируя внимание на превосходстве своего высокого сана. Не считая себя богословом, владыка Мефодий постоянно работал с богословской литературой. А писал он в основном на темы, имевшие в то время особую актуальность для его Украинской Автокефальной Православной Церкви: об истории и сегодняшнем дне Украинской Церкви, о боли раскола и возможных путях церковного объединения, традициях и современных проблемах украинского православия.
Мне трудно представить, как будет жить Украинская Автокефальная Православная Церковь без владыки Мефодия. Наверное, потому что лично я пришла в нашу Церковь уже после того, как он стал ее Предстоятелем. Все украинские православные Церкви являются «личными проектами» их руководителей, отмечают сегодня журналисты, вспоминая имена Митрополита Владимира, патриарха Филарета и Митрополита Мефодия. И в этих словах немало правды.

В бурное время возрождения и становления церковных структур в Украине глава Церкви был не только первым по чести епископом в своей церковной общине. Это был человек, который брал на себя ответственность и нес крест предстоятельства. Именно таким человеком и был Блаженнейший Мефодий. Он имел неимоверную силу воли. И четко знал, чего хочет. Однако сам владыка не страдал «звездной» болезнью. «Наша Церковь – маленькая, – говорил он, – поэтому особо гордиться титулами нам не стоит». «Владыка, выздоравливайте, вы нужны Церкви», – говорила я ему, когда он тяжело болел. «Бог узрит Себи овча», – иронично отвечал владыка на языке Библии, которую он со времен учебы в Загорске помнил по-славянски.

Какой будет история УАПЦ без владыки Мефодия? Сможет ли она сохранить свою идентичность? Ответ должна дать история. Однако кто бы ни занял место Предстоятеля УАПЦ после Блаженнейшего Митрополита Мефодия, ему должно пригодится наследие владыки: его видение будущего УАПЦ, его статьи и послания, подготовленные им основополагающие церковные документы.

Эта книга – подтверждение нашей благодарности владыке. В ней собрана лишь часть его богословского и пастырского наследия. Многие проповеди, размышления, статьи еще остаются в рукописях и ждут своего исследователя. Однако материалы, которые мы сегодня предлагаем нашему читателю, – это не мозаика мыслей и не формальный сборник текстов «высокопоставленного» иерарха. Книга Блаженнейшего Митрополита Мефодия, которую вы держите в руках, – это целостный и концептуальный взгляд на проблемы современного украинского православия и Украинской Автокефальной Православной Церкви.

Наверное, первое, что бросается в глаза читателю, – это самокритичность мысли Блаженнейшего. Немало страниц этой книги полемического характера. Владыка был открытым и обходительным в общении человеком. Но когда речь шла о важных и принципиальных, с его точки зрения, вещах, он никогда не скрывал своих мыслей за дипломатическими формулировками, но четко определял разногласия. Важно, однако, что, критически оценивая историю других православных юрисдикций, Блаженнейший был не менее скрупулезным в поисках исторических ошибок своей Церкви. Наверное, никто из иерархов УАПЦ до него (разве только Митрополит Василий Липкивский в своих «Воспоминаниях») не писал об истории УАПЦ с такой точки зрения, остро критикуя.

Одна из основополагающих статей сборника посвящена главному, думается, событию украинской церковной истории ХХ века: провозглашению Киевского Патриархата. Характерен подзаголовок этого исследования: «Провозглашение Киевского Патриархата: достижения, ошибки и пути их преодоления». Именно в этом и заключается ценность взгляда Митрополита Мефодия на события, 25-летие которых мы сегодня празднуем. «Мы не должны довольствоваться тем, что достигнуто, – писал Блаженнейший, – и не имеем права на повторение ошибок. Поэтому для нас важно обратить внимание не только на исторические достижения, но и на ошибки и поражения нашей Церкви и автокефального движения в целом».

Умение признавать свои ошибки – качество сильного духом человека. Блаженнейший был именно таким человеком. Он умел уважать чужое, потому что никогда не стеснялся и не отворачивался от собственного. Идея автокефалии Украинской Церкви была для него святой. Символично, что последние слова Блаженнейшего в Духовном Завещании призывают епископат УАПЦ «сохранить верность стратегической цели автокефального движения в Украине – окончательному созданию поместной Церкви с патриаршей формой управления, которой, несомненно, достойна древняя Киевская Митрополия». Но я помню и другие слова Блаженнейшего, которыми он любил наставлять своих друзей: «Прокладывая путь к цели, необходимо уметь вовремя увидеть препятствие и обойти его».

Главным препятствием в современной церковной жизни Митрополит Мефодий считал пребывание Украинской Церкви в московском плену, куда она попала в 1686 г. Однако выбор между нахождением в составе Московского патриархата и пребыванием в изоляции от мирового православия его изрядно огорчал. Владыка никогда не сомневался в благодатности церковного движения за автокефалию. Но факт нахождения обеих автокефальных церковных структур в Украине в изоляции от других Православных Церквей мира был для него очевидным и доставлял немало боли. Своей главной задачей как Предстоятеля он считал преодоление этой изоляции.

Диалог с Киевским Патриархатом. Диалог с Митрополитом Владимиром и его единомышленниками – сторонниками автокефалии в УПЦ. Диалог с Константинополем… В разное время каждая из этих перспектив по-разному оценивалась Блаженнейшим. Подчеркивая свое уважительное отношение к Митрополиту Владимиру, он в то же время публично и очень жестко критиковал Патриарха Кирилла, которого считал «больше политиком, чем епископом». Со временем, когда стало понятно, что Митрополиту Владимиру не удалось продвинуть идею автокефалии в УПЦ, владыка Мефодий был очень расстроен этим историческим поражением своего бывшего ректора. «Жаль, что Владимиру не удалось сплотить свой епископат вокруг идеи автокефалии, – сказал он мне незадолго до смерти, – потому что теперь, увидишь, УПЦ сойдет на нет».

В результативный диалог с патриархом Филаретом владыка Мефодий особо не верил. Да и отношения двух Предстоятелей были довольно драматичными. Владыка Филарет высказывался об УАПЦ и УПЦ КП, как о «пуговице» и «кожухе» («Кожух к пуговице не пришивают», – сказал он как-то, и владыка Мефодий часто вспоминал эти слова). А владыка Мефодий, в свою очередь, отмечал, что глава Киевского Патриархата должен уступить место молодому иерарху, который мог бы удовлетворить и объединить всех… Главную же надежду на объединение православных христиан в Украине и окончательное каноническое оформление поместности в нашей стране Митрополит Мефодий возлагал на Вселенский Патриархат. Владыка не был наивным человеком в церковной политике и очень хорошо понимал все препятствия, существующие на пути к каноническому признанию независимой Украинской Православной Церкви со стороны материнской Церкви Константинополя. Он четко осознавал влияние в мировом православии Московского Патриархата и влияние российской государственной дипломатии на Турцию. Не было для него тайной и то, что заветной мечтой Вселенского Патриарха Варфоломея является проведение Всеправославного Собора 2016 г. – первого «вселенского» по своему формату Собора в истории православия с VIII века. Но понимая все сложности на пути к установлению сопричастия с Константинополем, владыка Мефодий верил, что это произойдет если не при его жизни, то в недалеком будущем. «Константинополь рано или поздно признает нашу Церковь, – говорил он мне. – Это необратимая логика истории. И даже если это случится не при моей жизни, ты, наверное, будешь свидетелем этих событий». «Когда это произойдет? – писал владыка в одном из своих исследований. – Когда Вселенский Патриарх наконец даст благословение на вхождение нашей Церкви к сопричастию с материнским Константинопольским Патриархатом? Ответ на этот вопрос нам неизвестен, но нам известны приоритеты Вселенского Патриархата, включающие осуществление подготовительной работы по созыву Великого и Святого Собора (работа которого невозможна без совместных усилий Вселенского и Московского патриархатов), так и исцеление церковного разделения в Украине».

«Не бойся, малое стадо», – любил повторять Блаженнейший слова Христа, обращаясь к своим клирикам. Он понимал, что Украинская Автокефальная Православная Церковь сегодня является наименьшей по численности из всех трех ветвей разделенного украинского православия. Но владыка часто подчеркивал и другое: истинное величие Церкви заключается не в его численности, а в ее святости и традициях. Искренне желая церковного единства, он неизменно настаивал, что это единство должно быть соборным, настоящим, истинным. «Проблема не только в том, что мы должны объединиться с Киевским Патриархатом, а в том, на каких принципах мы должны это сделать».

Искренний и добрый человек. Замечательный проповедник, умевший заставить прислушиваться к своему слову руководителей и верующих своей Церкви. Иерарх, который никогда не кичился своими знаниями, но умел мыслить принципиально и масштабно. Церковный лидер, которому удалось выстроить уважительное и конструктивное сотрудничество УАПЦ с украинским государством. Именно таким запомнился мне Блаженнейший Митрополит Мефодий… Эта книга – венок памяти почившему Митрополиту Киевскому и всея Украины Блаженнейшему Мефодию и одновременно – дар священникам и верным УАПЦ, всем тем, кто знал и любил Предстоятеля нашей Церкви.

Наталья Шевчук,

Первый помощник Предстоятеля УАПЦ

Председатель Фонда памяти Блаженнейшего Митрополита Мефодия

Книга Блаженнішого Митрополита Мефодія "Один народ, одна мова, одна церква"