Меня часто спрашивают, как я отношусь к идее присоединения УАПЦ к Киевскому Патриархату. А тут еще и пророссийский сайт raskolam.net пишет о том, что, мол, на УАПЦ сейчас оказывается серьезное давление, чтобы заставить ее епископат присоединиться к УПЦ КП.

Начну с позиции государства. Я не вхожа в высокие кабинеты и мне не докладывают, что там обсуждают и планируют. Но я внимательно слежу за церковной жизнью в Украине и располагаю информацией, включая инсайдерскую. Докладываю: никакого давления (по крайней мере практического, а не в теории) на епископат УАПЦ государство не осуществляет. Почему? Дело в том, что государственные мужи охотно пиарятся на теме «единой поместной» и необходимости ее образования. Но одно дело фразы, а другое – конкретные дела и государственные программы. Конечно, государство было бы радо, если бы УАПЦ добровольно присоединилась к Киевскому Патриархату. Но делать что-то конкретное в этой сфере оно не спешит. Опять-таки, почему? Потому что украинские политики мыслят категориями социологических рейтингов, а не долгосрочных государственных программ и лоббирования интересов. Упоминание о «единой поместной» в речи депутата поможет ему одержать победу на следующих выборах. А конкретные дела в этом направлении могут, наоборот, оттолкнуть часть электората. Вот и работает украинская государственная машина в режиме имитации бурной поддержки идеи «единой» и «поместной». Как будто все за. Но почему-то дело с места не сдвигается.

Теперь о возможном объединении. Идея прекрасная. Но как ее реализовать? Я не богослов и не разбираюсь в тонкостях церковного права и политики. Но я понимаю, что у каждого иерарха и священника есть личные интересы. Иерархи стремятся увеличить или хотя бы сохранить влияние и доходы. Священники хотят сохранить свои места и возможность кормить семьи… «Кожух к пуговице не пришивают», сказал как-то Патриарх Филарет о модели объединения УАПЦ и УПЦ КП. Имея в виду, что многочисленная церковная юрисдикция (УПЦ КП) и малочисленная церковная юрисдикция (УАПЦ) не могут объединиться как равноправные партнеры. Не буду спорить с седовласым главой Киевского Патриархата. Как бы каждый из нас ни относился к Патриарху Филарету как к личности, отрицать его историческую роль в развитии независимой Украинской Церкви нельзя. Тем не менее я никогда не считала и не считаю, что существование УАПЦ «излишне». УАПЦ действительно представляет церковное меньшинство. У нас меньше приходов, гораздо меньше монахов, оставляет желать лучшего преподавание в духовных школах, отсутствуют полноценные церковные издания и пр. И все же УАПЦ есть чем гордиться: это единственная сегодня в Украине православная церковная юрисдикция, где (по крайней мере теоретически, в Уставе Церкви) сохранилась поместная традиция Украинского Православия, предусматривающая выборность церковных должностей. Мы выбираем (по крайней мере должны выбирать по Уставу) кандидатов в епископы на епархиальных соборах. В УАПЦ ощутимовлияние верующих на церковную жизнь. Устав нашей Церкви предусматривает особые отношения с Вселенским Патриархатом. А в духовном завещании Патриарха Димитрия и Митрополита Мефодия говорится о важности вхождения в общение с Матерью-Церковью Константинополя.

Я признаю, что УАПЦ переживает ныне серьезный кризис. Но я и мои единомышленники никогда не стремились к механическому «присоединению» нашей Церкви к Киевскому Патриархату. Более того, я разделяю опасения наших иерархов, что многочисленный, сильный Киевский Патриархат может легко «поглотить» Автокефальную Церковь. Разделяю такие опасения, но не отказываюсь активно работать для объединения. Наши архиереи порой похожи на детей. «Не трогайте меня! Я же никого не трогаю! Когда-нибудь объединимся. Но только не сегодня, только не завтра! Почему? Потому что мы боимся потерять свои должности и прибыль».

УАПЦ однозначно проиграла, выйдя из переговорного процесса. Точнее, когда – устами митрополита Макария – инициировала обновление объединительного процесса, но должным образом к этому не подготовилась. Со стороны УПЦ КП участие в выработке модели объединения принимал один из ведущих интеллектуалов этой Церкви архиепископ Евстратий. А со стороны УАПЦ… основные принципы объединения формировались человеком, не имеющим высшего духовного образования, без базовых знаний канонического права – Митрополитом Макарием.

«Нас не почтили», – заявил Митрополит Макарий, сделавосновной акцент на наличии в названии объединенной Церкви слова «автокефальная». А почему вас должны «почитать», владыка? А как вы предполагали? Что архиереи Киевского Патриархата вместо вас должны защищать права духовенства УАПЦ? Не хотите, чтобы вас «поглотили»? Учитесь защищать свои права! Выработайте модель объединения, предусматривающую преодоление разделения, которая не позволит нивелировать УАПЦ, ее традиции и историческую идентичность.

Киевский Патриархат –наш партнер по развитию единой поместной Церкви. Но и наш «конкурент». Поэтому не следует ожидать, что архиепископ Евстратий или другой интеллектуал с УПЦ КП выполнит за архиереев УАПЦ их работу. Переговоры – это всегда соревнование. Так соревнуйтесь! Предлагайте свои модели объединения. Отстаивайте их. Объясняйте, почему важен тот или иной предложенный вами пункт.

А теперь о главном. Не надо думать, что главной причиной созыва Поместного Собора УАПЦ должно стать принятие решения о «капитуляции» перед Киевским Патриархатом и лоббистами их интересов в государственных структурах. Этот Собор нужен для преодоления кризиса. УАПЦ лихорадит уже не первый день. И лишь такая интеллектуально ограниченная личность, как владыка Макарий, может полагать, что причиной этого является обычная женщина, публично выражая свои опасения. Проблема УАПЦ не в том, что верующие говорят «лишнее», а в том, что она превратилась в некое бюро потерянных и ненужных личностей. Не можешь стать епископом Московского Патриархата? Давай в УАПЦ! Выгнали за нарушения с Киевского Патриархата? УАПЦ ждет тебя!

«Канонический отстойник» – насмешливо называют нашу Церковь недоброжелатели. Не хочу соглашаться с такой характеристикой. Но понимаю, что нынешние тенденции действительно угрожающие. Нам не поможет «присоединение» или «поглощение». Мы не можем позволить себе отказаться от истории и идентичности, которую унаследовали от патриархов Мстислава, Димитрия и Блаженнейшего Митрополита Мефодия. Но мы обязаны положить конец церковному кризису в УАПЦ. Нам надосплотиться, отбросить язык ярлыков и оскорблений и совместными усилиями, соборно, принять решение, на каких принципах жить дальше.

Наталья Шевчук

Глава Фонда памяти Блаженнейшего Митрополита Мефодия

верная УАПЦ

 

Книга Блаженнішого Митрополита Мефодія "Один народ, одна мова, одна церква"