“Радио Свобода”, эфир от 8 октября 2010

Ирина Штогрин: Ваше Блаженство, УАПЦ сделала шаг – она ​​выступила инициатором. Священный синод Вселенского патриархата направил своих представителей в ответ на Ваше обращение, обращение епископов УАПЦ с просьбой приобщить украинскую автокефалию к Вселенскому патриархату на правах автономии. Как сформировалась эта идея? Как подошла ваша церковь к такому шагу?

Митрополит Мефодий: Мы уже в течение 18 лет ищем возможность стать каноническими, чтобы нашу украинскую церковь признавали другие православные церкви.

Мы общались и с другими православными церквями. Но поняли одну-единственную истину. Только Константинопольская церковь сумела за годы существования найти такие пути к пониманию, которые удовлетворяют и Мать-Церковь, и ту часть церкви других национальностей, которые хотят признания в дальнейшем автономии и, как результат, автокефалии

И мы обратились, потому что верим, что Мать-Церковь не может отвернуться от своих детей. И с удовольствием можем сейчас констатировать, что наши надежды не были напрасны.

– Первые шаги к этому Вы еще сделали тогда, когда отмечалось 1020-летие крещения Руси и патриарх Варфоломей был здесь в Киеве.

– В тот момент наши надежды можно было реализовать. Мы посетили Материнскую Церковь, был предстоятель Киевского патриархата, Святейший Филарет и переговоры увенчались успехом.

Но, к сожалению, после тех торжеств, которые состоялись в Украине, перед самым уходом Святейшего патриарха Вселенского владыка Филарет отказался от предварительной договоренности, и мы не получили того, чего желает весь наш народ.

Я не хочу углубляться, чтобы не чернить человека, не видя его перед собой. Но честно Вам скажу, что в том, что мы потерпели фиаско, как раз его вина – его святости Филарета.

– Извините, священники всегда должны показывать нам верующим пример того, как находить компромисс и взаимопонимание. Тем более, что Радио Свобода, готовясь к программе, записала мнению предстоятеля УПЦ КП Филарета. И мы ее сейчас услышим. Но пока еще один вопрос. Как Вы оцениваете встречу с делегацией Вселенского патриархата, которая состоялась вот буквально только?

– На высшем уровне. Мы даже не ожидали, что так все будет хорошо на нашу сторону.

В начале ноября будет Священный синод Константинопольской церкви, а в конце ноября соберутся представители православия, где будет решаться вопрос, как оказывать автономии или автокефалии.

Вот мы и ждем, чтобы после ноября месяца дальше вести переговоры, чтобы ее получить.

– Проблема канонизации УАПЦ по мнению других участников этих переговоров, которые состоялись, может пойти в разрез с идеей создания единой поместной Украинской православной церкви.

Вот, собственно, что думает по этому поводу предстоятель УПЦ КП Филарет:

Филарет: Положительно. Положительно в том отношении, что сам факт поддержки этого переговорного процесса, он является положительным для нашей церкви. То есть, положительным является то, что они признают, что Украинская церковь должна быть автокефальной церковью и должна иметь патриархат, но не сразу. Ну, а то, что уже они видят в будущем украинском церковь автокефальной в общении с другими православными церквями, то это положительное.Так вот, с этой целью мы и идем. Сколько мы там прошли (слово непонятное) в начале этого, но стоим на верном пути. И то, что есть добрая воля в них, в Константинополе. А что касается принятия в Автокефальную церковь, под свою юрисдикцию, я им сказал, что это путь, который вызовет сопротивление. До самого диалога я отношусь положительно, к самому диалогу. Но о принятии как автономной церкви Украинской мы относимся осторожно.

– Осторожно. Сказал Филарет. Потому что, по его мнению, это может вызвать то, что в Украине возникнет три патриархата: Московский, Украинская, собственно, и Константинопольский.

Как Вы реагируете на такую ​​оценку Филарета?

– Насчет автономии. Мы просим такую ​​автономию, меньшую, чем та, которую получил владыка Филарет, находясь еще в подчинении Российского патриархата, гораздо более слабую.

Во-вторых, мы не хотим никакого патриарха нового, патриархата нового. Я могу перед всей Украиной сказать: я никогда, пока я жив, не позволю, чтобы еще какой-то возник в автокефальной церкви патриарх. Никогда в жизни!

В чем позитив? Скороначнут вести переговоры все православные церкви. Мы выйдем из этой темницы, в которой находимся сейчас, чтобы свидетельствовать о чаяниях украинского народа, что мы хотим от православного мира.

Мы получим каноничность. Значит, мы на равных правах начнем вести переговоры с Блаженнейшим Владимиром, который возглавляет УПЦ. Мы никогда не можем стать на позиции, что она – московская церковь. Никогда в жизни!

Так сложилось, что все мы по разные стороны баррикад, но мы один народ и одна православная церковь.

Я уверен, что большинство и епископата, и верующих УПЦ хочет также автокефалии. Они же видят, что иначе гибель духовная для нашего народа.

Я здесь с владыкой Филаретом не могу быть согласен, что это будет беда. Беда в том, что есть сейчас. Вот мы сколько раз хотели соединиться с его святостью, и переговоры вели, и все падало, и все приводило нас к краху.

– Но Вы согласны с Филаретом в том, что Константинополь играет положительную роль в этом процессе, который происходит.

– Без сомнения. Без Константинополя мы никто.

– Только еще раз хочу подчеркнуть для тех, кто нас слушает, что суть в том, что если вы получите эту желанную автономию в середине Константинопольского патриархата, то это лишь означает, что УАПЦ вести активно диалог о создании единой Украинской поместной православной церкви.

– Используя возможность, чтобы посещать другие патриархаты и обращаться с просьбой…

Вселенский патриархат бы даже и не хотел вмешиваться – это его святая обязанность. Он должен, потому что он Мать-Церковь.

– Мы имеем также и точки зрения представителей УПЦ МП. Так пресс-секретарь предстоятеля Владимира, отец Георгий Коваленко отметил, что по их мнению, любое решение по Украине не может приниматься единолично Вселенским патриархатом без согласования с РПЦ. Не возникнет ли здесь еще больше противоречие, еще большая проблема в связи с такой постановкой вопроса?

– Я уверен, что Вселенский патриарх, патриархат о ходе всех этих событий, этих переговоров доводит и к сведению Московской патриархии. Если Московский патриархат будет относиться к нам по-братски, то он будет согласен с мнением Вселенского патриархата. А если нет, то я думаю, что правда Божия выше, чем Московская патриархия.

– Во время этих переговоров, которые Вы проводили с делегацией Вселенского патриархата, Вы высказывали свою позицию относительно того, каким Вы видите путь к объединению украинского православия? Возможно, Вы уже имеете эту выстроенную модель, этот путь, эти шаги, которые нужно делать один за другим для того, чтобы двигаться к этой цели?

– Мы несколько моделей передали для ознакомления Вселенскому патриархату. И каждая модель показывает, что УАПЦ не имеет жажды власти.В том, что мы предложили, мы готовы в любую минуту занять даже последняя место, даже пожертвовать своей церковью только ради того, чтобы была одна поместная православная церковь.

И это, знаете, не какое-нибудь желание религиозное. Чтобы долго не говорить, я просто приведу Вам мнению господина Бзежинского. Знаете, он был двух президентов американских советником по Восточной Европе. Он сказал, если часть верующих одной страны принадлежит к духовному центру за пределами этой страны, хотя бы на 20%, то такое государство не может существовать.

У нас, пожалуйста, греко-католики к Папе римскому, московская в Москву, сколько же здесь остается тех, что за Украину? Так о каком государстве мы можем говорить?

Пока не будет единой церкви, до нас будут дергать, делить. Особенно это видно во время выборов. Так невозможно. Церковь должна быть поместная, если мы хотим независимое государство. Здесь, знаете, все вместе …

– Церковь – это такая структура, где существует четкая иерархия и четкие правила поведения. Но простые люди очень часто говорят, что от того, каков священник, как он себя ведет, вырастает желание человека ходить в той или иной церкви.

Как Вы лично относитесь к той проблеме разделения храмов? И как, по Вашему мнению, это надо было решать, чтобы это не вызывало напряжения и у простых людей, мирян и это не вызвало такое негативное отношение в целом общества? Поскольку выглядит так, что не очень этично и не очень эстетично выглядит это решение этих проблем по конкретным помещений.

– Вот идут переговоры между УПЦ и Киевским патриархатом – и в то же время побоища за храмы.

Во-первых, церковь должна следить за своим лицом. Вот были передачи «У Бога за пазухой». Но никто в Автокефальную церковь не пришел снимать, потому что нечего снимать. Самая дорогая машина в церкви это у меня – «Хендай». Помещений у нас нет. Так этих 400 квадратов …

– Вы подаете декларацию о своих доходах …?

– Вы можете в любую минуту прийти … У нас даже нечего подавать. Мы не собираем ни с одной епархии деньги на центр. Живем в том, что имеем. Имеется одна Андреевскую церковь. Вот в нейстараемся жить …

Прослушать интервью можно тут.

Источник

Книга Блаженнішого Митрополита Мефодія "Один народ, одна мова, одна церква"