Наталья Михайловна Шевчук, глава Фонда памяти Блаженнейшего Митрополита Мефодия

Выступление на круглом столе «Объединим Церковь — объединим Украину:
Наследие митрополита Мефодия и консолидация Украинского Православия»
Тернополь, 24 февраля 2016 г.

Год назад моя жизнь радикально изменилась. Ушел из жизни человек, который был для нас всем: учителем, руководителем, другом и просто личностью, вдохновлявшей на сознательную жизнь. Пока был жив Митрополит Мефодий, никто из нас — узкого круга его помощников и друзей — даже не представлял себе, что такое жить без него. Блаженнейший ушел из жизни преждевременно. Конечно, мы знали, что он тяжело болен. И, безусловно, понимали, что нагрузки, которые он на себя брал, могут сократить его жизнь. Но никто из нас не думал, что все может случиться так быстро и драматично.Наталія-Михайлівна-Шевчук-Мефодій

Он ушел из этой жизни так же, как жил: как настоящий мужчина, привыкший никого не обременять своими проблемами. Все случилось так, будто он умер в результате сознательного выбора: чтобы никого не обременять своей болезнью.

Прошел год со дня смерти Блаженнейшего Мефодия. Время подвести итоги. Не секрет, что наша Автокефальная Церковь находится сегодня в глубоком институциональном кризисе. Нам не хватает образованного епископата и священства. У нас нет полноценных богословских школ и изданий УАПЦ. В конце концов, и это самое печальное, УАПЦ не имеет собственной модели выхода из кризиса и объединения украинского православия. Все, на что мы доныне были способны, — это ситуативно реагировать на предложения других церковных центров.

Насколько адекватным был этот ответ? Досадно, но и здесь для нас нет ничего утешительного. Когда Киевский патриархат предложил нам определенную модель объединения, мы проигнорировали содержательную часть предложения и стали требовать, чтобы в названии объединенной Церкви присутствовало слово «автокефальная». Современный диптих (список) поместных церквей содержит 14 автокефальных церквей. И ни в одной из них нет слова «автокефальная». Однако для владыки Макария, к сожалению, главное не содержание, а название…

Мы ослабеваем, другие становятся сильнее. УАПЦ теряет, а Киевский патриархат приобретает. Не следует думать, что наше, автокефальное, духовенство слепо и не сознает критическую ситуацию, в которой мы все оказались после смерти Митрополита Мефодия. Многие священники в целом осознают, однако все еще ждут чуда. А тем временем события развиваются по вполне земному, «причинно-следственному» сценарию.
После смерти владыки Мефодия Предстоятелем был избран руководитель самой многочисленной в УАПЦ Львовской епархии — митрополит Макарий: искренний и решительный пастырь, но человек, далекий от интеллектуальной культуры, недостаточно образованный и без каких-либо навыков стратегического мышления. При жизни митрополита Мефодия владыка Макарий неоднократно обвинял его в якобы «диктаторском» стиле управления Церковью. Но истинный смысл слова «церковный диктатор» для нас стал очевидным лишь тогда, когда митрополит Макарий сам возглавил Автокефальную Церковь и начал управлять ею в авторитарном стиле: так, будто мнение всех остальных, включая епископов УАПЦ, имеет только совещательное значение.

Не буду повторять то, что неоднократно говорила и писала о нынешнем руководителе УАПЦ, а лишь напомню о главных проблемах нашей Церкви. Их три, и каждая из них — логическое следствие главной — стратегической — ошибки Митрополита Макария. Как все мы помним, сразу же после смерти Митрополита Мефодия владыка Макарий публично неоднократно объявлял о своей готовности и желании объединиться с Киевским патриархатом.

Однако заняв должность Предстоятеля, митрополит Макарий в корне изменил свое мнение и отказался от всех предыдущих слов и обещаний. Идея объединения была скомпрометирована и похоронена, а глава и епископат УАПЦ потеряли доверие:

  • со стороны руководства Константинопольского Патриархата и архиереев УПЦ в США и УПЦ в Канаде, которые являлись посредниками в переговорном процессе;
  • гражданского общества, в котором есть запрос на объединение (и соответственно — доверие государства, осознавшего, что руководство современной УАПЦ не заинтересовано в диалоге и объединении украинского православия).

В результате Киевский патриархат, Константинополь и гражданское общество, так сказать, «забыли» об УАПЦ, а государство относится сегодня к ней вполне корректно, соблюдая правовые нормы, но трезво, прекрасно осознавая мотивы, которые движут нашими главными церковными деятелями. УАПЦ не воспринимают как поместную Церковь украинского народа или юрисдикцию, на основе которой такая Церковь может возникнуть. Но нас и не преследуют… Мы просто остались в стороне от исторических процессов становления украинского православия. Мы — на обочине. Мы движемся по инерции. Мы потеряли осознание собственных целей и задач. УАПЦ превратилась в Церковь немых верующих и слепых пастырей…

Я благодарна судьбе за то, что мне суждено было сотрудничать и дружить с Блаженнейшим митрополитом Мефодием. Владыка имел свои, порой драматичные и сложные отношения с иерархами Киевского патриархата. Но владыка Мефодий был покладистым человеком, а мечтой всей его жизни было объединение православных украинцев в лоне единой, признанной мировым православием и действительно независимой от Москвы Православной Церкви. Чего ждет сегодня от нас его душа? Приятных слов в свой адрес? Или поступков, которые помогли бы нам, православным украинцам, объединиться вокруг единой поместной Церкви?

Вселенський-патріарх-Мефодій

Многие из вас, наверное, обратили внимание на наружную рекламу, появившуюся ныне в Тернополе, благодаря усилиям Фонда памяти Блаженнейшего митрополита Мефодия: «Объединим Церковь — объединим Украину!» Думаю, никто из нас не будет отрицать этого. Однако возникает вопрос: как объединить Церковь, когда в этом не заинтересована ее высшая иерархия? Заинтересовать ее? Прошу прощения, но украинское государство и украинские меценаты не могут сегодня соревноваться в щедрости даров с меценатами других Церквей и государством, которое стоит за ними. Нельзя рассчитывать и на то, что объединение произойдет под давлением государства. Украинскому государству небезразлична судьба Украинской Церкви. Но в сложившихся условиях эффективным фактором, который может помочь делу объединения, является движение верующих.

Фонд-памяті-Митрополита-Мефодія

Ситуация не просто критическая. На самом деле мы все являемся свидетелями печального финала УАПЦ. Я не знаю, сколько еще просуществует «понтификат» Митрополита Макария. Впрочем, сомневаюсь, что после этого «понтификата» наша Церковь вообще будет существовать… Что же делать? И как при таких досадных обстоятельствах сохранить память о Блаженнейшем митрополите Мефодии? Перед Фондом, который я представляю, и перед всеми заинтересованными в сохранении этой памяти сегодня стоит выбор между двумя моделями.

Первая модель предполагает, что наши усилия должны быть направлены на сохранение церковной институции, которую возглавлял митрополит Мефодий. Другими словами, мы должны постараться сохранить УАПЦ как отдельную церковную юрисдикцию.

Вторая модель предусматривает сохранение в церковной общине памяти о личности митрополита Мефодия, о его идеях, популяризацию его видения будущего украинского православия. Конечно, сохранение и развитие УАПЦ стали бы лучшим способом сохранения дела жизни митрополита Мефодия. Однако нельзя путешествовать по жизненному морю на корабле, капитан которого не умеет пользоваться компасом. Долгое время мы пытались подсказать владыке, что Север можно найти по компасу или по Полярной звезде. Но, к сожалению, наш капитан не знает, что такое компас, и где искать Полярную звезду… Мы плывем наобум. Без карты, без компаса и, по сути, без капитана, поскольку как бы ни хотел обычный моряк им стать, одного желания мало…

Благодаря усилиям митрополита Макария УАПЦ уже не имеет своего центра в Киеве. Андреевская церковь закрыта на ремонт, Патриархия не функционирует, превратившись из институции в помещение, а точнее — в место, где может переночевать новый Предстоятель, когда по делам приезжает в Киев. Можно сохранить УАПЦ в таких условиях? К сожалению, для нас, верующих, в ситуации, когда никто из епископов не решается внести коррективы в ложный курс некомпетентного Предстоятеля, это невозможно.

Остается вторая модель — сохранение идейного наследия Блаженнейшего Митрополита Мефодия, его концептуального видения будущего объединенной Украинской Церкви. Усилиями нашего Фонда издан сборник трудов Блаженнейшего Мефодия, объединивший тексты, написанные им на различные темы и в разное время. Однако на этом наша деятельность по изданию наследия митрополита Мефодия не завершена. Обрабатывается рукописный архив Блаженнейшего. Продолжается работа по подготовке к печати материалов по истории УАПЦ, собранных и написанных Митрополитом Мефодием.

В Тернопольском областном краеведческом музее открыта выставка памяти, посвященная Митрополиту Мефодию. Мы также планируем открытие постоянно действующего музея автокефального движения, где будут демонстрироваться личные вещи и архивные материалы Блаженнейшего Митрополита Мефодия. Весьма важным для Фонда является осмысление идейного наследия покойного Предстоятеля и автокефального движения в общем.

Книга-Митрополит-Мефодій

Пользуясь случаем, хочу сообщить церковной общественности, что Фонд памяти Блаженнейшего Митрополита Мефодия учреждает премию имени Митрополита Мефодия в номинации «История Православной Церкви в Украине». Целью премии, которая будет присуждаться каждые два года, является поощрение и популяризация научных исследований в области истории Украинской Церкви.

Есть люди, которые видят в Церкви только институт власти. И с их точки зрения, отношения церквей и иерархов — это прежде всего борьба за власть. Состязание за то, в чьих руках власть. Как ни печально, но мы утратили Митрополита Мефодия. А вместе с ним — саму возможность какой-либо борьбы. Митрополит Макарий — церковный деятель районного масштаба. И бороться с ним против патриарха Филарета — смешно. Ведь иерарха такого уровня образованности, как владыка Макарий, было бы стыдно назначить в Киев даже викарным епископом. Но дело даже не в этом. Дело в том, что Церковь — это не только место, где происходит борьба за власть. Это еще и место, где идет борьба за идеи и концепции.

Обстоятельства церковной жизни переменчивы. А идеи, концепции живут в веках. Личности уходят. А идеи, которые они защищали или отстаивали, — остаются в истории… Помня обо всем этом, я бы хотела в завершении своего выступления предложить всем нам вместе задуматься над тем, что означает символ нашего церковного настоящего: закрытые двери Андреевской церкви, в которой долгие годы служил Митрополит Мефодий, и открытые двери Малой, или Теплой Софии, где несколько дней назад был освящен престол в честь благоверного князя Ярослава Мудрого.

В этот трагический для жизни Украинской Автокефальной Православной Церкви день мы призываем всех наших верующих: не бойтесь иерархов, не ждите от них милостей или поощрения. Живите и поступайте по христианской совести. Делайте все возможное для объединения украинского православия. Двери Святой Софии открыты! Сплотимся же вокруг этой величайшей святыни нашего народа! И пусть в объединенной и поместной Украинской Церкви никогда не угаснет память о выдающемся борце за нашу церковную независимость — незабвенном Блаженнейшем Митрополите Мефодии.

Книга Блаженнішого Митрополита Мефодія "Один народ, одна мова, одна церква"