Митрофорний протоиерей Евгений Заплетнюк, кандидат богословия
Ключник кафедрального собора святих Константина и Елены города Тернополя

Тернополь, 24 февраля 2016 года Божьего

Уважаемые участники круглого стола “Наследие Митрополита Мефодия и консолидация Украинского Православия”, посвященного годовщине со дня упокоения блаженной памяти Митрополита Киевского и всей Украины Мефодия, Предстоятеля УАПЦ!

Протоієрей Євген Заплетнюк (УПЦ КП)

Протоієрей Євген Заплетнюк (УПЦ КП)

Прежде всего, хотел бы поздравить организаторов и всех участников этого мероприятия, от имени Высокопреосвященного Нестора, Архиепископа Тернопольского, Кременецкого и Бучацкого УПЦ Киевского Патриархата, по благословению которого я здесь присутствует.

Кроме того, что на этом мероприятии я официально представляю Тернопольскую епархию Киевского Патриархата, как приглашенный гость, и хочу подчеркнуть, что лично для меня знакомство и многолетнее пребывание в свое время рядом с Митрополитом Мефодием, стало важной вехой в личном духовном и пастырском становлении. Поэтому, гостем себя здесь не чувствую, поскольку провел вместе с этим Святителем немало замечательных и благословенных моментов. Рядом с владыкой Мефодием я прошел путь от заштатного священника епархии к секретарю Архиерейского обора УАПЦ, проректора Тернопольской духовной академии и семинарии, председателя миссионерского отдела Патриархии, личного пресс-секретаря Предстоятеля УАПЦ. Безусловно, эти назначения были не только высокой оценкой Митрополитом моей работы, но и свидетельством нашего максимального единомыслия в то время в принципиальных вопросах развития Церкви и ее будущего. Другое дело, что вполне человеческий фактор помешал нашему дальнейшему сотрудничеству, о чем некоторое время жалел и я, и знаю, что Митрополит тоже.

Сейчас, когда, к сожалению, о владыке Мефодии говорят уже в прошедшем времени, хотелось вспомнить роль этого Предстоятеля УАПЦ в становлении Украинской Церкви и укреплении нашей государственности. Много времени общаясь с блаженной памяти Митрополитом Мефодием я, естественно, собрал немало впечатлений о нем как о человеке, как пастыре и архипастыре. Некоторыми из них я хотел бы коротко поделиться.

Владыку часто обвиняли в ведении неэффективной церковной политики. Достаточно было всего года для того, что убедиться в том, насколько эти обвинения были, мягко говоря, безосновательны. А если и не безосновательными, то существенно преувеличены. Лица, преимущественно из лона самой УАПЦ, которые годами вносили смуту в церковную среду, придя к власти и взяв на себя бразды церковного корабля, оказалась вовсе не способными для продолжения этого дела, которая велась до них. Они не только до сих пор не сумели приумножить то, что получили, но и не удержали то, что было наработано тяжелым трудом и достигнуто невероятными компромиссами, иногда ценой личного авторитета самого Блаженнейшего Мефодия. Думаю, ни для кого не секрет реальная статистика количества приходов и духовенства, не только на Тернопольщине, но и по всей Украине. Были сведены на нет все наработанные годами церковно-государственные отношения. И сейчас надо честно признать, что эпоха Митрополита Мефодия завершила собой очередную эпоху расцвета УАПЦ. Теперь эта Церковь фактически перестала быть субъектом хотя бы немного заметного церковной жизни в Украине.

pohoron-mefodiy43

 

Владыку часто обвиняли в ведении неэффективной церковной политики. Достаточно было всего года для того, чтобы убедиться в том, насколько эти обвинения были, мягко говоря, безосновательны. А если и не безосновательными, то существенно преувеличенными. Лица, преимущественно из лона самой УАПЦ, которые годами вносили смуту в церковную среду, придя к власти и взяв на себя бразды церковного корабля, оказалась вовсе не способными для продолжения дела, которое велось до них. Они не только до сих пор не сумели приумножить то, что получили, но и не удержали то, что было наработано тяжелым трудом и достигнуто невероятными компромиссами, иногда ценой личного авторитета самого Блаженнейшего Мефодия. Думаю, ни для кого не секрет реальная статистика количества приходов и духовенства, не только на Тернопольщине, но и по всей Украине. Были сведены на нет все наработанные годами церковно-государственные отношения. И сейчас надо честно признать, что эпоха Митрополита Мефодия завершила собой очередную эпоху расцвета УАПЦ. Теперь эта Церковь фактически перестала быть субъектом хотя бы немного заметным в церковной жизни в Украине.

Напомню, что новый Предстоятель Автокефальной Церкви – владыка Макарий – всегда был одним из первых оппонентов Блаженнейшего Мефодия не только на словах, но и на деле. Свой мандат Предстоятеля он получили только в силу того, что Митрополит Галицкий Андрей свою кандидатуру по неизвестным причинам снял, а представители Львовского региона на Поместном Соборе составляли убедительное большинство. Выборы преемника Блаженнейшего Мефодия были фактически безальтернативными. Так, формально, избранными на Предстоятельство могли быть все члены Архиерейского Собора УАПЦ, однако с самого начала было понятно, что ни один из нового поколения архиереев, несмотря на свои очевидные преимущества в способностях, культуре и образовании, шансов возглавить Церковь не имел. Также, хотелось бы отметить, что к смерти Митрополита Мефодия отдельные архиереи УАПЦ вообще избегали служения с новыми епископами, между ними отсутствовала всякая связь. Отсюда – вполне логичный вопрос: как за молодого епископа УАПЦ могли бы отдать свои голоса участники Поместного Собора, если они о них почти ничего не знали и никогда не видели их на совместных богослужениях со своими “старыми” архиереями УАПЦ?

С другой стороны, если у владыки Андрея (Абрамчука) были существенные препятствия для того, чтобы отказаться от предстоятельства, то почему никто о них не знает? Возможно, эти самые препятствия стоят и на пути владыки Андрея в его нынешней архипастырской деятельности и в развитии вверенной ему епархии? Можно вспомнить целый ряд канонических преступлений, которых уже допустили современные руководители УАПЦ, но сейчас не время не самое лучшее место для этого. Скажу лишь, что за каждой ошибкой нового Предстоятеля УАПЦ стоит молчаливое согласие уже десятка архиереев и нескольких сотен священнослужителей. Если кадровые и церковно-политические ошибки Митрополита Макария встречаются молчанием, это означает лишь то, что их принимают, с ними все полностью согласны и разделяют их.

Молодость, в отличие от отсутствия интеллекта и глобального видения, вовсе не является недостатком для главы Церкви. Наоборот. Новое время и новые вызовы, стоящие перед УАПЦ, требуют революционных преобразований. Не потому, что меняется Церковь, но потому, что меняются обстоятельства, в которых она теперь вынуждена действовать. И когда этого не понимать, стараться об этом не думать, то не нужно удивляться, почему эта Церковь на наших глазах катастрофически быстро маргинализуется и фактически исчезает из церковной и общественной карты.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAВладыка Мефодий не был ни мечтателем, ни идеалистом. Он хорошо различал желаемое и действительное, которые никогда не путал между собой. Анализируя многочисленные проповеди, послания и сочинения Митрополита можно заметить, как меняются акценты автора, исходя из реалий того или иного времени. Как по мне, это очень правильная позиция, которую следует занять для использования современном руководству УАПЦ. Одно дело, жить в мире выдуманных иллюзий, выдавая желаемое за действительное, а другое – принимать во внимание объективные церковные, политические и общественные реалии. Именно поэтому, многие мысли владыки, актуальные для того времени когда они были написаны, сейчас предстают перед нами не как прямые указания, но, как свидетельство веры Блаженнейшего Митрополита в торжество Истины и призыв к нашему личному участию в строительстве Единой Поместной Церкви в Украине. И именно так я бы просил относиться ко всем его работам без исключения. Непонимание этой простой истины привела в свое время к исиченковскому расколу в УАПЦ и произволу Львовского братства. Там в свое время догматизировали «Завещание» Патриарха Димитрия (Яремы), не замечая самого его духа, стремились выполнить только букву.

Одной из наиболее ценных черт Митрополита Мефодия, как Предстоятеля Церкви, было его умение критического и глобального мышления. Владыка четко осознавал цель своего служения и направление, к которому вел Церковный корабль. Другое дело, что на практике такие замыслы воплотить было совсем не легко, в силу множества факторов. Кроме того, что УАПЦ никогда за свою новейшую историю не получала никаких преференций ни от одной власти, в то время, когда другие Церкви такими возможностями пользовались постоянно. УАПЦ вынуждена была утверждаться не благодаря, а вопреки политическим и общественным реалиям. Владыка Мефодий, поддерживая хорошие отношения с представителями государственной власти всех уровней и всех каденций, всегда опасался попасть в кабальную зависимость от такого сотрудничества. Он был умудрен опытом: его личные политические предпочтения могут не разделяться полнотой Церкви. Поэтому, несмотря на вынужденное сотрудничество с высшими государственными чиновниками, он всегда помнил о рисках, которые сопровождают такое сотрудничество.

Как Глава Церкви он не мог не сотрудничать с политиками, но  такое сотрудничество всегда носило формальный характер. Если бы это было не так, то объективное положение УАПЦ за годы такого сотрудничества было бы совсем другим. Так, особая дружба Митрополита Мефодия и Януковича, на самом деле, имеет совсем другое измерение и явно преувеличена в устах недоброжелателей. Она скорее говорит не об умышленном желании Митрополита служить безбожной власти, как свидетельствует об определенной наивности и простоте Предстоятеля, который не видел в людях плохого, а пытался покрыть чужие недостатки своими молитвами и любовью. С этой точки зрения, то, что в миру считается недостатком, в духовной жизни может быть и добродетелью. С другой стороны, в определенное сотрудничество с преступной властью (как и с любой другой) были вынужденно вовлечены представители и руководители абсолютно всех православных, как и неправославных юрисдикций. Это было объективным требованием времени и обстоятельств.

Одним из лучших свидетельств Предстоятельской трезвости Митрополита явлется его многолетняя и уверенная политика, направлена ​​на подготовку УАПЦ к ее объединению в Единую Поместную Церковб с другими православными юрисдикциями Украины. Блаженнейший Мефодий не спешил основывать новые кафедры и ставить новых епископов не только в силу официальных договоренностей с УПЦ Киевского Патриархата или других, чисто внешних побуждений. Несмотря на то, что переговоры об объединении постоянно срывались, Митрополит верил в его неизбежность и всячески работал для этого. Именно поэтому, чтобы «лишние» архиереи и очередное разделение не рвали и без того раздираемую церковную карту Украины, основания новых епархий всегда было очень взвешенным и продуманным шагом. Церкви были нужны реальные люди, реальные приходы и реальные священники. Именно они оказывали вес новым поставленным архиереям. Без этого, рукополагать «епископов трех приходов» владыка не видел никакого смысла. Кроме того, надо понимать, что Поместная Церковь не будет механическим объединением. Люди будут объединяться по определенным критериям и качествам. Очевидно, что все епископы трех Церквей смогут управляющими епархиальными архиереями. Это, в конце концов, сможет привести, и скорее всего – таки приведет, к очередным расколам, основанным не на богословских или мировоззренческих факторах, а на личных амбициях отдельных «обиженных» епископов. Опасаясь этого, владыка Мефодий, по слову апостола Павла, «поспешно рук ни на кого не возлагал». Сейчас мы видим совсем другую тенденцию, которую я бы мог назвать миной замедленного действия.

Другой пример, еще точнее описывает и дает характеристику внутреннему состоянию Митрополита – это его трезвая и почти упрямая позиция – отказаться от собственных амбиций в пользу интересов Поместной Церкви. Митрополит Мефодий – первый Предстоятель УАПЦ который после своего избрания отказался продолжать собственное служение в патриаршем достоинстве, как это делали все его предшественники. Этот небывалый прецедент, который скорее всего, скоро будет нарушен новым главой, как ничто другое показывает масштабы мышления этого архипастыря. Для Митрополита Мефодия патриарший куколь, как символ высшей церковной власти, не имел никакого значения до тех пор, пока такой символ не наполнится настоящим содержанием. Пока нет Поместной Церкви, которая бы объединила верующих УАПЦ, УПЦ Киевского и Московского Патрирхатив, приснопамятный владыка Мефодий не позволял себе мысли о патриарших амбициях. Более того. Именно владыка Мефодий неоднократно заявлял о своей готовности отставить собственные полномочия, если этого потребует логика развития церковных событий. И, как человек, много времени проведший с Митрополитом, я могу засвидетельствовать, что это мнение архипастырь выражал не только показательно, перед посторонними, но и среди ближайшего круга единомышленников. К сожалению, в то время у Владыки не нашлось авторитетных и грамотных последователей, которые были бы способны продлить его работу, освободив Его Блаженство от множества лишних забот, несвойственных должности Предстоятеля Церкви. Мечта владыки Мефодия закончить свои дни в маленьком монастыре, подальше от городского шума и сует этого мира, так и осталась неосуществимой.

Блаженнейший владыка был чрезвычайно требовательным к своим ближайшим помощникам. Он действительно не понимал, как можно прожить целый день, и ничего не сделать для Церкви. Не раз он строго укорял не только нас, священников, но и епископов за то, что прошел еще один день, в который они ничего не сделали для пользы Церкви. Он часто повторял, что хотя бы несколько самых простых дел в день, будут более полезнее недели разговоров о Христианстве и интересах Церкви. Посетители епархиального управления или Патриархии в Киеве встретив владыку Мефодия не раз могли услышать от него прямой вопрос: – “Отец (владыка), что ты сегодня сделал для Церкви? На часах уже час! Конец рабочего дня”!

Одновременно с этим, Владыка был очень внимательным к людям, всегда открыт и прост, готов выслушать, услышать и посоветовать. Его добротой постоянно пользовались местные нищие. Многие из них не знали, что старец, который ежедневно в светском костюме выходит на церковный двор и сидит в раздумиях на лавочке или с рук кормит голубей – сам Предстоятель Украинской Автокефальной Православной Церкви. Зато они знали, что никогда они не уйдут от него ни с чем. Иногда Митрополит отдавал незнакомцам такие суммы, которые для нас, простых священников, выглядели просто невероятными. По правде говоря, это казалось нам безумием и большой несправедливостью.

Заканчивая свой доклад, хотел бы подчеркнуть, что в этих размышлениях у меня не было желания быть апологетом Митрополита. Единственное, к чему я стремлюсь, – быть максимально честным в своей оценке увиденного и пережитого. Как и каждый человек, владыка Мефодий имел свои достоинства и недостатки. Кому-то нравится отмечать его добродетели, кому-то – вскрывать недостатки. Каждый видит то, что ему ближе. Лично для меня, Блаженной памяти Митрополит Мефодий останется той невероятной смесью противоречий, в которой соединились глубина, жизнь опыта Церкви и видение человека, как в зеркале, с почти детской простотой и наивностью, как правило, не свойственными архиереям. Тяжелое переживание телесных немощей, эмоциональность и живая реакция на увиденное, временами запальчивый нрав, сочетался с невероятным искренним сожалением, что кого-то нечаянно обидел, сделал ли сказал что-то не то, или не так. Это действительно было и остро ощущалось.

Так, в последний год жизни Блаженнейшего Митрополита Мефодия мы почти не общались, а я вернулся к служению в Киевском Патриархате. Но, анализируя все сейчас пережитое, чувствую, что время, проведенное рядом с этим Святителем стал чрезвычайно полезным и благодатным временем моего личного развития. Отвергая личные эмоции, хотел бы искренне признать, что многолетнее пребывание рядом с такой великой личностью значительно укрепило меня и подготовило к новому, не менее ответственному служению в новых обстоятельствах. Владыка Мефодий по-отечески поддерживал меня в самые сложные моменты моей жизни. Он стимулировал меня к научной работе, консультируя и помогая получить научную степень кандидата богословских наук. Владыка Мефодий постоянно поощрял меня к литературной деятельности. Он всегда указывал на ошибки и поддерживал, хвалил среди других, когда у меня что-то получалось хорошо. Некоторые мои книги увидели свет исключительно благодаря личной помощи Митрополита. Многие свои рукописи я храню щедро исчерченными пометками и замечаниями Митрополита Мефодия. В конце концов, большинство своих богослужебных наград я получил именно из рук Предстоятеля УАПЦ.

Поэтому, вопреки многим причинам отказаться от памяти о Его Блаженстве и забыть сейчас все, «якоже НЕ бывшем», я хотел бы еще раз поблагодарить нашего дорогого владыку за все то, что я сподобился получить от него. И за хорошее, и за нехорошо. И за печали, и за радости.

Конечно, ради мифической справедливости, я бы мог здесь еще назвать какие-то недостатки, пороки или проступки Митрополита, которые у него, как и у каждого человека также были. Но для того, чтобы так сейчас делать, мне самому надо было быть безупречным. Поэтому, пусть все то плохое, что между нами когда-то было, поскорее отойдет в прошлое, как пустая бесовская ложь.

Промыслительным и мудрым я считаю именно то, что в свое время Господь Своими непостижимыми путями свел нас вместе. А вот то, что мы перестали близко общаться – наоборот, считаю досадным и бессмысленным недоразумением. Никак не наоборот.

Так же, как и продолжение своего служения в Киевском Патриархате я воспринимаю не как измену Митрополиту, а наоборот – как выполнением его воли и желания видеть поместную Церковь в Украине. К сожалению, УАПЦ Митрополита Мефодия и УАПЦ Митрополита Макария – это подчеркнуто разные Церкви. Быть на позициях Митрополита Мефодия сегодня – это служить Поместной Церкви, основы которой заложил и всячески утверждает Киевский Патриархат.

На протяжении последних лет подряд я сопровождал владыку Мефодия на многих официальных мероприятиях и богослужениях. Однако, к сожалению, у меня осталось совсем мало фотографий, на которых мы были бы вместе. В первую очередь, я пытался сохранить для истории фигуру самого Митрополита, думая, что все успею, и впереди у нас еще много времени для совместных фото. К сожалению, Господь призвал в свой дом этого архипастыря и моих планам уже никогда не сбыться. В дальнейшем церковная община, все те, кто его знал и любил, учится жить без мудрых советов и молитвенной поддержки Блаженнейшего …

Вечная память Митрополиту Мефодию. Пусть с Богом покоится.

Всем организаторам и участниками этого замечательного мемориального мероприятия выражаю искреннюю благодарность за все то, что вы делаете для сохранения доброго имени Блаженнейшего Мефодия, Митрополита Киевского и всея Украины, Предстоятеля УАПЦ.

Спасибо за возможность быть сегодня здесь. Слава Иисусу Христу.

Источник

Книга Блаженнішого Митрополита Мефодія "Один народ, одна мова, одна церква"