Треба бути справедливими. Особливо коли справа стосується твоїх опонентів. Мені стало неприємно, коли журналісти телеканалу «ТСН Тиждень» (певна, це було зроблено несвідомо) звинуватили Митрополита Макарія в тому, що він нібито хоче приєднати УАПЦ до Російської Православної Церкви.

Так, на жаль, Митрополит Макарій — гротескна постать в історії Української Автокефальної Православної Церкви, бути гідним очільником якої він не спроможній. Та я не думаю, що він дійсно прагне приєднати парафії УАПЦ до Москви. Принаймні у листі, який мною опублікований, про це не йдеться. Там чітко сказано, що Митрополит Макарій пропонує створити нову Помісну (автокефальну) Церкву — Галицьку Митрополію. Зрозуміло, що це вкрай небезпечна ідея для сучасної України. Але ж будьмо справедливими: одна справа — це нестача інтелекту й принциповості, а зовсім інша — перехід на бік противника від час війни (зрада).

Офіційна Москва мовчить. Щоправда, 5 березня близький до Патріарха Кирила громадський діяч Кирил Фролов привітав ініціативу Макарія та принагідно заявив, що єдине, на що можуть сподіватися діячі УАПЦ, — це «автономія в автономії», тобто створення автономної Галицької Митрополії у складі автономної Української Православної Церкви. Але, наголошую, з тексту листа цього не випливає.

Не можна також звинувачувати Митрополита Макарія у тому, що він, мовляв, єдиний ієрарх УАПЦ, який зрадив інтереси автокефального руху та пішов на переговори з Москвою. «Зраду приймають, а зрадниками гидують» — казав Митрополит Мефодій, в архіві якого зберігалося чимало цікавих (і навіть сенсаційних!) документів з новітньої історії УАПЦ.

Ці документи можна було б і не публікувати. Але це принаймні несправедливо стосовно Митрополита Макарія. Адже він дійсно далеко не єдиний ієрарх, який таємно листувався з Москвою.

Абетка, як відомо, починається з літер «А» і «Б». А наші публікації з рубрики «УАПЦ: таємний діалог з Москвою» публікуватимуться за хронологічним принципом: починаючи з таємних листів, які писав до Москви митрополит Іоан Боднарчук, колишній першоієрарх УАПЦ, який висвятив її ієрархію (зокрема, 7 квітня 1990 р. брав участь у висвяті Андрія Абрамчука — нинішнього керуючого Івано-Франківською Єпархією УАПЦ).

В документах максимально збережено стилістику та форму написання. Орфографічні помилки та друкарські помилки не виправлено.                                                                               

Наталія Шевчук, голова фонду пам’яті Блаженнішого Митрополита Мефодія

№1

ПОКАЯННА ЗАЯВА КОЛ. МИТРОПОЛИТА УАПЦ ІОАНА (БОДНАРЧУКА)

ДО ПАТРІАРХА МОСКОВСЬКОГО І ВСІЄЇ РУСІ ВІД 20 ТРАВНЯ 1992 РОКУ

ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВУ, СВЯТЕЙШЕМУ АЛЕКСИЮ II,

ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ

И

ОСВЯЩЁННОМУ АРХИЕРЕЙСКОМУ СОБОРУ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

БЫВШЕГО ЕПИСКОПА ЖИТОМИРСКОГО

ИОАННА БОДНАРЧУКА, ПРОЖ. ЛЬВОВСКАЯ

ОБЛАСТЬ, ГОР. ДРОГОБИЧ, ПРОВ. КАЛУЖСКИЙ

ДОМ №10. Тел. 2-63-73

[дописано авторучкою: 61 59 47]

З А Я В Л Е Н И Е.

    ВАШЕ СВЯТЕЙШЕСТВО! БОГОЛЮБИВЫЕ АРХИПАСТЫРИ ОСВЯЩЁННОГО АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ!

Прошло около трьох лет с тех пор, как не без воли Божией я вышёл из юрисдикции святой Русской Православной Церкви и возглавил движение православно – верующих на Украине за автокефалию Украинской Православной Церкви. Я не оговорился, когда сказал, что это произошло по воле Божией. Сегодня это для всех стало явью, т.к. мы видим все тяжкие последствия для православно – верующих, особенно в Западных областях Украины. На православных обрушилось тяжкое и грозное нашествие униатов и политических интриганов, которые делали себе на горе, слёзами даже пролитии крови политические карьеры.

Говорить тогда об этом было невозможно, т.к. для всех преподносились наступавшие события, как политическая авантюра. Только по прошествии некоторого времени, отмеченного голодовкой епископов, священников, мирян, политого кровью, начались переговоры, увещания, заявления и требования, митинги и обращения на всех уровнях и, как видим сегодня, что всё это не дало желательного результата.

Нужны были действия. Я, как уроженец Западной Украины, видел, знал и понимал так, как это оказалось впоследствии. Для меня свобода и независимость Украины была превыше всего. В молодости я, незадумываясь, стал под сине – жёлтым флагом и боролся за независимость своего Отечества – Украины. Был осужден на 20 лет каторжных работ. Прошёл страшные сталинские лагеря смерти. А хто там был, тот знает этому цену.

Вернувшись живым к обеденной жизни, я решил раз и навсегда оставить политику и служить единому Богу, нашей святой Православной Церкви. И теперь, когда меня призвали к архиерейскому служению, я увидел и сердцем почуял, что безполезно было тогда говорить другим архиереям или искать их соучастия. Скрывленное тоталитарное мышление не давало такой возможности (не подумайте, что я теперь пишу так лишь потому, что оказалось именно так). Я действительно видел и чувствовал это тогда. И мне нелегко было побороть в себе заслуженную признательность святой Православной Церкви, которая дала мне духовное образование и призвала к высшему служению в сане епископа. Я дал Богу обет твёрдо соблюдать Православные Каноны и Уставы.

Наше движение стало камнем преткновения для униатов и политиканов, защищая святое Православие в Западном регионе Украины. Мы оказались непредвиденной силой для наших противоборцев. Наши противники, вначале не принимали нас всерйоз. Как оказалось, они рассчитывали даже на нашу поддержку в дальнейшем Вы увидите, что не безосновательно.

Оказалось, что в наших рядах были (они и сейчас есть) сторонники наших противников и нас в попервах противники и не так одолевали, как это стало в будущем. Те, которые призвали меня для защиты св. Православия, возрождения и возглавления УАПЦеркви, которые тога составляли первое ядро, явились людьми подставными, подступными и неблагонадёжными.

После избрания Всеукраинским Собором УАПЦеркви Патриарха Мстислава меня очень стало беспокоить одно обстоятельство. Почему Митрополит Мстислав, чуть ли не 50 лет прослуживший в диаспоре, так и не вошел в единение с Вселенским Православием? А ещё больше встревожили меня слова Святейшего Патриарха Константинопольского Димитрия I о том, что Мстислав епископ неканоничный. Это он сам сказал в городе Аллефтавнев 1990 г. когда посещал свои Церкви в Америке (приходов Митрополита Мстислава не посетил). А ещё больше меня встревожило то, что Митрополит Мстислав не разрешил мне встретится с Патриархом в том же городе и в то же время. Встреча моя с Патриархом была согласована с ним, но Митрополит Мстислав сказал мне лично, что если я поеду на встречу с Патриархом Димитрием I, то между нами духовные контакты разорвутся навсегда. И я не поехал…

Когда 8 февраля 1992 г. я побывал в городе Константинополе, в Канцелярии Вселенского Патриарха Варфоломея, то Митрополит Мелитон, который меня принимал, в присутствии Секретаря Святейшего Патриарха и переводчика архидиакона Хризостома повторил те же слова, которые в своё время говорил Святейший Патриарх Димитрий I. Он сказал мне, что Автокефалию мы сможем получить только тогда, когда объединимся с другой православной Церковью на Украине. Без этого объединения про Автокефалию не может быть и речи, а также, что Автокефалию с Мстиславом мы никогда не получим, т.к. он епископ неканоничный.

Возвращаясь домой, я все время думал о судьбе нашей Церкви. Если мы не стоит на канонической основе, то какая мы Церковь? От всего этого и многого другого, о чём я здесь не упоминаю, я чуть не потерял дар речи и долго не мог придти в себя. Об этом и о другом я стал делиться со своими собратиями, а также о том, что мы зашли в тупик, что дальше перед нами нет дороги, что мы без имени потому, что неканоничны и что никто нам в этом не поможет как только объединение православных конфесий на Украине в одну единую Православную Церковь.

Но нет ничего тайного, что не стало бы явным. Епископ Антоний (Масендич) а с ним епископы Владимир и Роман стали говорить, собравшемуся тогда народу, что я, мол, выступаю против Патриарха. Но я, как многолетний епископ, заботясь о каноничности и святости нашей Церкви, не мог, не имел права, этого скрывать. Мы сегодня не имеем права разобщать святое Православие. Мы должны не забывать, что только в единении сила нашего народа и нашей Церкви, а в единении с Церковью — мы находимся и ы единении с Богом.

Поэтому я, как старший епископ, не могу дальше жить в неведении и [втрата тексту] но смотреть как гибнет Церковь, как растлеваются лю[д]ские души.

Пишу Вам это заявление Ваше Святейшество и Вам богомудрые Архипастыри и Отцы, кровью своего сердца и с глубоким смирением прошу Вас снять с меня церковно – каноническое прещение и восстановить в епископском достоинстве т.к. в этой Церкви я получил и сан и запрещение служения в нём.

Я очень много пострадал от чужих и от своих. И сегодня я низко скл [втрата тексту] голову перед Вами, Ваше Святейшество и Вами богомудрые Архипастыри и Отцы и прошу Вас простить мне моё самовольное отлучение и принять меня в лоно нашей святой Христовой Православной Церкви.

Вашего Святейшества искренний богомолец и смиренный послушник

[дописано авторучкою:] бывший Епископ Житомирский Іоанн.

гор. Дрогобич

20 мая, 1992 года.

Архів Блаженнішого Митрополита Мефодія (Кудрякова) Машинопис. Копія.

 

 №2

ПОКАЯННА ЗАЯВА КОЛ. МИТРОПОЛИТА УАПЦ ІОАНА (БОДНАРЧУКА) ДО ПАТРІАРХА МОСКОВСЬКОГО І ВСІЄЇ РУСІ ВІД 18 СЕРПНЯ 1992 РОКУ

Его Святейшеству, Святейшему Алексию,

Патриарху Московскому и Всея Руси

Священному Синоду святой Русской Православной Церкви

Іоанна, бывшего епископа Житомирского и Овручского,

прож. Львовская область, гор. Дрогобыч,пров. Калужский, 10

№ тел. 2-63-73, код – 293720

После долгих раздумий я обратился к Вам, Ваше Святейшество и Членам Священного Синода св. Р.П.Церкви о снятии с меня церковного прещения и восстановлении меня в епископском достоинстве.

1989 год был тяжелым годом для святого Православия в Западной Украине,  а для меня, лично, в двойне тяжелее, т.к. на мне свел счеты мести бывший Митрополит Филарет, уволив меня за штат, котрого я не просил. Имея свободное время в видя бедственное, тяжелое положение святого Православия в Галиции, я стал делать все возможное, чтобы защитить его. Возглавивши группу священников (по их просьбе) мы в очень неравной борьбе спасали Святое Православие. Мы тогда спасали св. Православие от чужих, а сейчас его нужно спасать от своих.

Конечно, если лес рубят так и щепки летят. Может быть я [нерозбірливо] щепок нарубил, но к этому были и раньше поводы и раньше обстоятельства. Я никогда сознательно не делал раскола, он уже был сделан до меня. Сейчас я сделал все для того, чтобы объединить всех, но эвстравагантные весенне-летние церковные события не дали мне возможности довести дело до конца и поэтому я возвращаюсь в лоно Святой Церкви, чтобы уже всем нам вместе довершись это святое дело воссоединения.

Находясь за кордоном, я понял, что автокефалию нельзя получить революционным, категорическим способом, а что ее нужно добиваться только законным, церковно-каноническим путём

Я все осознал и очень сожалею, что так получилось. От всего сердца раскаиваюсь в этом прошу простить мне и снять с меня запрещение, которое тяжёлым бременем лежит на моём измученном сердце и восстановить меня в епископском достоинстве.

Прошу не отказать моей просьбе.

Бывший епископ Житомирский и Овручский Іоанн

Дрогобыч, 18.VIII 1992 года

Архів Блаженнішого Митрополита Мефодія (Кудрякова) Рукопис. Копія.

Прес-служба Фонду пам’яті Блаженнішого

Митрополита Мефодія

Книга Блаженнішого Митрополита Мефодія "Один народ, одна мова, одна церква"